«Время китча»: архитекторы о самых одиозных памятниках Москвы


Памятники Петру I, Михаилу Шолохову, князю Владимиру, Майе Плисецкой, Михаилу Калашникову — глазами архитекторов


Фото: Владислав Шатило/РБК/ТАСС

Двадцать два года назад на стрелке Москвы-реки рядом с Крымской набережной установили памятник Петру I работы Зураба Церетели — один из самых масштабных и спорных монументов в столице. 98-метровая фигура российского императора стала символом «лужковского» стиля и синонимом слова «китч» применительно к градостроительной политике московских властей конца 90-х — начала 2000-х.

Сегодня в столице появляется множество памятников, большинство из которых также вызывают резкую критику со стороны профессионального сообщества и горожан. «РБК-Недвижимость» попросила трех известных архитекторов — Александра Скокана (бюро «Остоженка»), Сергея Скуратова (бюро «Сергей Скуратов Architects») и Николая Шумакова («Метрогипротранс») — оценить пять наиболее одиозных московских скульптур.

Памятник Петру I на стрелке Москвы-реки (1997, скульптор — Зураб Церетели)


Фото: Дмитрий Коробейников/ТАСС

Сергей Скуратов: «Петр I при всей его нелепости и понятном неприятии со стороны москвичей давно стал частью городской ткани. Его уже не замечаешь. Это шутка, аттракцион, гениальный памятник человеческому безвкусию — только так к нему и нужно относиться. Призывы демонтировать Петра, которые не прекращаются с момента его установки, мне кажутся неразумными: во-первых, кто-то сворует на этом миллионы, во-вторых, непонятно, что там появится взамен работы Церетели, в-третьих, я убежден, что судьбу современных памятников должны решать следующие поколения, никак не мы».

Александр Скокан: «Наше бюро находится недалеко от «Красного октября», так что видеть Петра I мне приходится каждый день. За все эти годы я с ним так и не примирился — как тогда его не любил, так и сейчас не люблю. Да и за что любить? По-моему, нелепость какая-то. С другой стороны, я вспоминаю, как в конце 1990-х сын моего друга, тогда студент американского университета, приехал на каникулы в Москву и, увидев это чудище, сказал: «Папа, вот вы все возмущаетесь по поводу этого памятника, а по-моему, очень прикольно». Прикольно ли это сейчас? Трудно сказать. Вот лежит на улица куча навоза — прикольно это или нет? Не знаю, но лучше сделать вид, что ее не замечаешь».

Памятник Михаилу Шолохову на Гоголевском бульваре (2007, скульптор — Александр Рукавишников)


Фото: Global Look Press

Николай Шумаков: «Памятник Шолохову — одна из лучших работ Александра Рукавишникова, которого я считаю выдающимся скульптором мирового уровня. Здесь все совпало: интересная, свежая композиция, правильный масштаб, хорошо проработанные детали. Кроме того, привлекает нетрадиционная постановка памятника — вместо классической круглой скульптуры типа Есенина пространство так, что оно тебя приковывает, отсюда не хочется уходить. Отдельно хочу отметить грамотное архитектурное решение, благодаря которому памятник сомасштабен окружающей застройке».

Александр Скокан: «Я очень люблю скульптора Александра Рукавишникова, но памятник Шолохову мне кажется не лучшей его работой. Во всем, что касается городского пространства, ключевое понятие — уместность, а ее здесь ее нет: Гоголевский бульвар не имеет никакого отношения к Шолохову, а Шолохов — к этому месту. Для любого монумента важная привязанность к месту, это и задает его характер. Композиция памятника с плывущими конями, лодкой и рекой без сомнения остроумна, смела и неожиданна, но ощущение неуместности всего этого оказывается сильнее».

Памятник князю Владимиру на Боровицкой площади (2016, скульптор — Салават Щербаков)


Фото: Татьяна Белякова/ТАСС

Николай Шумаков: «Памятник князю Владимиру кажется мне скорее неудачным, но у него есть одно важное достоинство — благодаря его установке решилась многолетняя проблема организации пространства вокруг Боровицкой площади. В результате был выбран очень удачный проект, который оживил это место. Решение со ступенями свежее, яркое, остроумное, ради него можно потерпеть и памятник. Может, он со временем сольется с окружающей средой, как это произошло с Петром Зураба Церетели. В конце концов, хороший китч тоже нужен».

Сергей Скуратов: «Владимир крайне неуместен на Боровицкой площади, его просто вбили в землю, как гвоздь, и он не зажил своей жизнью. Это некрасивая, неэлегантная скульптура, в ней нет никакого современного прочтения. К тому же, Владимир выглядит чрезмерно воинственным, даже агрессивным. И даже модное благоустройство с лестницей дело не спасает».

Памятник Майе Плисецкой на Большой Дмитровке (2016, скульптор — Виктор Митрошин)


Фото: Василий Кузьмиченок/ТАСС

Николай Шумаков: «На мой взгляд, самый безобразный памятник в Москве. Его делал человек, который не понимает, что такое монументальная скульптура и как она должна существовать в городе. Он превратил маленькую статуэтку, которая должна стыдливо прятаться в шкафу у поклонницы Майи Плисецкой, в гигантскую скульптуру, не сомасштабную месту. Когда проходишь по Большой Дмитровке мимо этого памятника, надо закрывать глаза. Я так, по крайней мере, делаю».

Александр Скокан: «Памятник Майе Плисецкой — крайне неудачная вещь, как и в случае с Шолоховым, прежде всего из-за своей неуместности. Объяснить, почему этот памятник должен быть именно на Большой Дмитровке, не может никто. Странное место, не имеющее никакого отношения к самой Плисецкой. Отсюда его необязательность, безжизненность. И, похоже, в ближайшем будущем таких нелепых чудес будет становиться еще больше, такое уж время — время торжествующего китча».

Памятник Михаилу Калашникову в Оружейном сквере (2017, скульптор — Салават Щербаков)


Фото: Владислав Шатило/РБК/ТАСС

Николай Шумаков: «Салават Щербков — талантливый скульптор, но у каждого мастера бывают проколы. Памятник Калашникову — один из них. Он не масштабный, стоит неправильно, за красной линией, со всех сторон просматривается с дороги, что плохо. Памятник не предназначен для этого места: фигура великовата, постамент слишком высок и непропорционален к окружающей застройке. Как минимум, Калашникова надо снять с постамента, как поступили с памятником князю Владимиру, и поставить на место, тогда он не будет так раздражать. Потому что сейчас дико раздражает».

Сергей Скуратов: «Памятник Михаилу Калашникову вызывает ряд вопросов, не только профессиональных, но и этических. Во-первых, нужно ли вообще ставить памятники людям, которые изобрели орудия убийства. В ХХ веке автоматов Калашникова были убиты миллионы людей, и далеко не всегда это было орудие защиты. Прежде чем ставить в центре города такую вещь, было бы правильно провести референдум. Сама скульптура, на мой взгляд, вообще находится за пределами нормальной эстетики. Здесь сошлось все сразу: и неправильно выбранное место, и плохая архитектура, и плохо слепленная фигура Калашникова». 

Источник