Справедливый или антигосударственный? Участники «дела Сорокина» и эксперты оценили приговор бывшему мэру


Бывший глава Нижнего Новгорода получил 10 лет колонии

Бывший глава Нижнего Новгорода получил 10 лет колонии

Суд Нижегородского района Нижнего Новгорода сегодня огласил приговор по одному из самых резонансных в регионе уголовных дел последнего времени. Бывший глава города Олег Сорокин получил 10 лет лишения свободы со штрафом 460,8 млн рублей по обвинению во взяточничестве и пособничестве в похищении человека. Двое других подсудимых – сотрудники МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев – получили 5,5 и 5 лет колонии соответственно. Мнения участников и наблюдателей процесса о приговоре собрал «ФедералПресс».

Приговор по уголовному делу в отношении бывшего главы Нижнего Новгорода, бывшего заместителя председателя областного законодательного собрания Олега Сорокина и двух бывших сотрудников органов внутренних дел Евгения Воронина и Романа Маркеева собрал аншлаг в Нижегородском районном суде, если так можно сказать о судебном заседании. С утра на входе в здание суда образовалась очередь из журналистов и слушателей – родных и близких подсудимых, коллег Олега Сорокина по строительному бизнесу. Судебное заседание проходило в просторном зале, но свободными остались единичные места.

Судья Екатерина Кислиденко читала приговор порядка 4 часов. За это время несколько человек покинули зал: изнуряла духота. Люди просили приставов включить кондиционер или открыть окно. Несколько раз звучали просьбы к судье говорить громче. После оглашения приговора, по которому все трое подсудимых получили реальные сроки заключения, из зала кричали «Свободу Сорокину!» и «Победа будет за тобой!», слушатели не торопились расходиться и махали осужденному.

d6b23cd3d2ca7e5dcaf5f6f4f77dfc00.jpg

Потерпевший по делу Александр Новоселов на оглашение приговора не явился, присутствовала лишь его представитель Татьяна Серебряная. В телефонном разговоре с «ФедералПресс» Новоселов объяснил свое отсутствие советом госзащиты не приходить. В целом вынесенный приговор собеседник «ФедералПресс» назвал «законным, обоснованным и, наверное, справедливым», добавив, впрочем, что не согласен с мягкостью наказания для Сорокина и Воронина: «Сорокину можно было давать 10 лет только за взятку» (по этому эпизоду судья приговорила его к 9 годам лишения свободы, окончательное наказание в виде 10 лет колонии сформировалось путем частичного сложения – прим. ред.).

Юрист Комитета против пыток Сергей Шунин, ранее представлявший интересы Новоселова, считает, что срок мог бы и должен был быть больше. «Для общества это имеет большое значение, если такие эпизоды у нас больше не будут повторяться, – считает правозащитник. – В любом случае права человека, как справедливо отметил суд, превыше всего, и никакие инструкции не должны приводить к нарушению этих прав».

64ffb1920d61cf070fa233ce4b0a461f.jpg

Пришедший вместе с братом Александром в суд бывший вице-спикер нижегородского заксобрания Михаил Дикин, сведения о причастности которого к покушению на убийство Олега Сорокина подсудимые пытались получить от Новоселова, в беседе с «ФедералПресс» оценил судебное решение так: «Мало дали. В данном случае я могу сказать, что те, кто заслужил, получили свое наказание. Мое мнение: Сорокин, конечно, мерзавец, но если говорить об эпизоде с Новоселовым, то основной виновный здесь – Воронин. Это человек крайне плохой. Это он фабриковал все это дело, он сфабриковал дело в отношении меня и брата, и эпизод с Новоселовым – это лишь один из рассмотренных и доказанных эпизодов. Не Сорокин придумал всю эту тему, а Воронин, вот и получил свое». Однако, по словам участвующих в «деле Сорокина» юристов, приговор бывшему мэру города не ставит под сомнение приговор Дикиным.

Отец Олега Сорокина назвал приговор «ошеломляющим необъективностью». Адвокаты подсудимых намерены обжаловать приговор, указывая на «тотальное нарушение прав на защиту». «Я бы сказал, что этот приговор является антигосударственным, потому что оба эпизода подрывают доверие как к правоохранительной системе, так и суду», – заявил журналистам адвокат бывшего депутата и мэра Дмитрий Кравченко. Защита не исключает, что судебное решение в апелляционной инстанции может принято до конца апреля, когда истекает срок привлечения подсудимых по статье «похищение».

dc2d7b4db996cb3de46c6317daed47f2.jpg

Напомним, что в своем последнем слове Олег Сорокин вступился за Воронина и Маркеева и говорил о политическом фоне уголовного дела. «Мы разделяем все точки зрения нашего подзащитного и эту в особенности. Исходя из того, что происходило в суде, это становится особенно очевидным, – сказал Дмитрий Кравченко. – Бывают отдельные нарушения из тех, что были у нас или в других процессах, но чтобы была такая совокупность – для всех совершенно очевидно, что это изначально неправосудный суд, его и судом в смысле справедливого судебного разбирательства назвать нельзя. Как это – когда обвинение спокойно предоставляет все доказательства, какие хочет, а защите практически во всем отказано. Чтобы явившихся свидетелей не допросили – это вообще нонсенс, о котором я ни от кого никогда не слышал. При таких условиях, когда суд ведет себя таким образом, естественно, мы разделяем позицию, что суд мотивируется совсем не идеями справедливости и уголовного законодательства».

«Обвинительный приговор был заданным результатом, – считает политолог Виктор Лысов. – По многим причинам. У нас дела такого рода никогда не заканчиваются оправдательным приговором, и если его задержали, арестовали по одной статье, а затем начали формулировать обвинение по другой, это было ожидаемо. Во-вторых, дело попало в несколько параллельно идущих процессов: процесса федерального значения борьбы с коррупцией, процесса «очищения» политических рядов. И, кроме того, наверняка был местный колорит устранения человека, который имел свои определенные взгляды не столько на развитие, сколько по представлению своих интересов в региональной политике».

ef127b6372464379bc853f4b3a8c09f4.jpg

«Многие до последнего моменте не верили, что неприкосновенных нет. Да, кто-то скажет, что борьба с коррупцией носит выборочный характер. Но лично я считаю, что лучше выборочный характер борьбы с коррупцией, чем вообще никакой. Что касается Сорокина, он порождал немало конфликтов, будучи уверенным в силе своих связей и, я думаю, до последнего не верил в возможность подобного исхода дела, – допускает руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев. – Проблемы Сорокин во многом создал себе сам. Если уж ты ведешь борьбу на каких-то фронтах, не должен давать никаких поводов для того, чтобы тебя заподозрили в махинациях с земельными участками, получении взяток или превышении должностных полномочий. Собственно говоря, надо относиться к этому как к уроку для всех остальных. Я не говорю, что дело политическое. Я говорю, что нельзя верить в свою неприкосновенность в силу своей записной книжки, в то, что связи решают все в нынешних условиях. Условия поменялись, то есть он ментально остался в прошлом, в старой парадигме».

Фото: Андрей Абрамов

Источник