Русское шаткое: что происходит с исторической застройкой Боровска


Боровские активисты и градозащитники спасают деревянную застройку XIX–XX веков, а власти ищут инвесторов

Виды Боровска

(Фото: Олег Лозовой/РБК)

Боровск — небольшой город в Калужской области, который в XIV—XV веках был одним из центров Серпуховско-Боровского княжества, в середине октября превратился в главную передовую войны между защитниками исторического наследия и российскими властями — как местными, так и федеральными. В 2000 году он был внесен в список исторических городов России, но в 2010-м лишился этого статуса.

Две недели назад здесь начался снос исторического квартала XIX века по программе расселения ветхого и аварийного жилья — боровским градозащитникам и активистам «Архнадзора» удалось его временно приостановить. Из 17 домов, попавших в первую сносную волну, сохранились 14. На месте одного из снесенных домов городские власти планируют построить жилой дом, на месте другого — парковку.

«РБК-Недвижимость» рассказывает, что сейчас происходит в Боровске.

Дом под снос

(Фото: Олег Лозовой/РБК)

«Морозовы, Рябушинские, Третьяковы — все отсюда пошли. Боровск всегда был центром купеческой жизни. В церковных книгах даже упоминается, что родители Достоевского здесь венчались. Лучевой план улиц города разработали еще при Екатерине II, а основная застройка сложилась в середине XIX века», — показывает архивные фотографии директор культурно-исторического центра, иконописец и основатель волонтерского движения восстановления исторической среды «Том Сойер Фест» Владимир Кобзарь. Сам центр, который он открыл в Боровске несколько лет назад на собственные деньги, занимает небольшой деревянный дом XVIII века, выкупленный у города и отреставрированный своими силами.

«Дом несколько раз горел — первый пожар случился еще во время наступления Наполеона, — говорит Кобзарь. — Верхний этаж деревянный, и его бесконечно перестраивали, а низ — кирпичный, крепкий, так и стоит триста лет нетронутый — мы его расчистили, укрепили, еще тысячу лет продержится».

Дом, восстановленный волонтерами «Том Сойер Фест»

(Фото: Олег Лозовой/РБК)

По соседству с ним, на улице Ленина, находится еще один жилой дом XIX века, который волонтеры «Том Сойер Феста» восстанавливали последние два года — работы обошлись в 300 тыс. руб., которые собирали всем миром. Несколько лет назад московские и борцовские предприниматели вложили свыше 200 млн руб. в реставрацию главной местной достопримечательности — особняка Большаковых-Писаревых, в котором останавливался Наполеон. Одно из помещений здания вскоре займет музей 1812 года — над его созданием сейчас работает Владимир Кобзарь.

Основатель волонтерского движения «Том Сойер Фест» Владимир Кобзарь

(Фото: Олег Лозовой/РБК)

Распространить этот опыт на всю историческую застройку Боровска без помощи государства невозможно: стоимость реставрации одного дома достигает минимум полумиллиона рублей, а таких зданий здесь почти полторы сотни. Городские власти внесли их в список под снос по программе расселения ветхого и аварийного жилья. «Мы почти год до сноса кричали о проблеме этих домов: собирали градостроительный совет, местное предпринимательское сообщество, предлагали им сохранить здания, привести в порядок и взять в аренду. Никто ни слова не сказал. А когда приехали бульдозеры — все вдруг опомнились. Ну, а мы-то что можем сделать?» — разводит руками мэр Боровска Михаил Климов.

По его словам, самостоятельно отреставрировать ветхие дома администрация не может — ищет инвесторов. «По сути, сейчас на город с годовым бюджетом менее 70 млн руб. возложена обязанность сохранять 14 домов (из 17, определенных под снос, уцелели 14. — Прим. ред.). Мы вынуждены теперь перераспределять статьи расходов, урезать траты на решение других важных проблем, например ремонт дорог. Откладывать некуда: сейчас нужно быстро каждый дом огородить забором, заколотить и законсервировать от греха подальше. У нас уже есть предостережения от прокуратуры и пожарной службы. Сколько денег на это уйдет, пока непонятно — как раз сейчас делаем смету», — говорит Климов.

Особняк  Большаковых-Писаревых, в котором останавливался Наполеон

(Фото: Олег Лозовой/РБК)

На встрече с градозащитниками и общественностью Боровска, которая прошла на прошлой неделе, власти пообещали ввести полугодовой мораторий на дальнейший снос, а также провести проверку каждого дома вместе с управлением охраны объектов культурного наследия Калужской области. Те объекты, которые получат охранный статус, будут отреставрированы за бюджетные деньги. На дома, которые такого статуса не получат, администрация в течение полугода планирует найти инвесторов. Если не найдет, обещает «поступать в соответствии с законодательством».

«При этом ни о какой продаже участков речи не идет, по крайней мере в центре города. Речь идет о сдаче земли в аренду с восстановлением по чертежам снесенных домов. Если начнут строить что-то не то, мы этот договор аренды расторгаем», — добавляет Михаил Климов.

Местные жители, впрочем, вставать на защиту архитектурного наследия Боровска не спешат. «А что с ними [со старыми домами] еще делать? Только сносить. Все уже устали жить в этих хибарах: дома холодно, изо всех щелей дует, полы скрипят, стены шаткие — страшно находиться внутри. Я и все мои соседи мечтаем переехать в новый дом», — говорит жительница одного из домов на улице Ленина Анна Николаевна.

«Я и все мои соседи мечтаем переехать в новый дом»

(Фото: Олег Лозовой/РБК)

Между тем снос аварийных домов — отнюдь не безальтернативное решение, уверены градозащитники: в федеральном законодательстве и подзаконной документации прямо говорится, что существует вилка между сносом и реконструкцией. Ситуация, которая сейчас сложилась в Боровске и во всей Калужской области, связана со статусом объектов, обладающих признаками памятников. В Боровске таких домов восемь из 17, попавших под снос.

Всего же в городе в эту категорию входят 148 зданий, то есть фактически вся историческая застройка города. Получить охранный статус они не могут с начала 1990-х годов.

«Недопамятник»

(Фото: Олег Лозовой/РБК)

Координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин:

— В 1990-е годы была проведена отдельная инвентаризация наследия, заказанная Министерством культуры. По Боровску эта работа шла в 1994–1996 годах. Таким образом, объекты больше 20 лет не переводятся в выявленные, не говоря уже о том, чтобы попасть в реестр памятников культурного наследия. Они находятся в низшем разряде — это «недопамятники». Руководитель Калужского управления охраны культурного наследия Евгений Чудаков в своем последнем ответе мэру Боровска написал, что этих объектов вообще не существует. И обосновывает тем, что сегодняшний порядок выявления и заявления объектов на охрану прописан неким приказом 2015 года, а все прежде заявленное не существует. Мы с таким еще не сталкивались, это абсолютный волюнтаризм и перечеркивание работы Калужской администрации более чем за 20 лет. А сделано это для того, чтобы снять с себя ответственность за снос, который уже состоялся в Боровске, и избежать ответственности за снос остальных. Это прецедент, который нужно пресекать на корню прямо сейчас и немедленно и ставить вопрос о несоответствии господина Чудакова занимаемой должности.

Защитники исторической застройки Боровска, которых здесь обвиняют в попытке срыва программы расселения ветхого жилья, настаивают на создании полноценней программы развития городского туризма.

«Старые дома, конечно, нужно расселять. Но в отличие от администрации мы хотим их не сносить, а дать им вторую жизнь, сделать из них новые точки притяжения — кафе, гостиницы, магазины, музеи. Сейчас здесь нет ничего — туристическая инфраструктура на нуле», — сетует Кобзарь.

Власти Боровска занялись развитием туризма только три-четыре года назад, до этого само слово «туризм» было ругательным, признается мэр города. Всех приезжающих в Боровск журналистов он просит помочь в продвижении города и привлечении потенциальных инвесторов. «У нас сейчас одна надежда — на частных игроков, которые захотят приехать и развернуть здесь какой-то бизнес, сохранив историческую застройку. Самим не справиться», — говорит Михаил Климов.


Фото: Олег Лозовой/РБК

Ускорить поиск инвесторов мог бы перевод этих домов из заявленных в выявленные объекты культуры — это позволит арендовать их по программе «рубль за метр», считают собеседники «РБК-Недвижимости». Сейчас участвовать в ней могут только здания, обладающие утвержденным охранным статусом.

Инвесторы на такие дома найдутся, уверен Рустам Рахматуллин: «Сейчас власти Боровска говорят, что вынуждены переводить эти постройки в нежилой фонд, но их можно скорее продать именно как жилье: многие люди были бы готовы купить их как дачи. Поиск инвесторов на такую недвижимость — всегда ручной поиск, но он возможен. На встрече мэра с общественностью присутствовали анонимные соискатели, которые проявляли интерес к этим домам». 

Источник