«Никто не будет вкладывать деньги, не получая максимальную прибыль». Нижегородская «коммуналка» пошла в концессию


По итогам 2017 года муниципалитеты Нижегородской области вышли на заключение четырех концессионных соглашений в сфере жилищно-коммунального хозяйства, в то время как в предыдущем году только НОКК заключила 13 таких соглашений. По оценке некоторых экспертов, этот механизм в регионе развивается нескорыми темпами: остаются неясности, и не все направления ЖКХ интересны инвесторам с точки зрения окупаемости вложений. Насколько активны будут инвесторы в наступившем году – читайте в материале «ФедералПресс».

Как сообщили в министерстве энергетики и ЖКХ Нижегородской области, к подписанию в 2017 году планировались четыре концессионных соглашения. Только одно из них – с ООО «Балахнинская коммунальная компания» («дочка» АО «Нижегородская областная коммунальная компания» (НОКК)) – в сфере водоснабжения и отведения. Объем инвестиций – 300 млн рублей. Три других соглашения заключаются в сфере теплоснабжения: сама НОКК вложит 750 тыс. рублей в Богородском районе; ООО «Бор Теплогаз» вложит 15,7 млн рублей в объекты теплоснабжения в Вознесенском районе. Самое крупное концессионное соглашение заключает Дзержинск с ПАО «Т Плюс». Срок всех четырех соглашений – 2018–2047 годы.

Всего, по данным нижегородского минЖКХ, с 1 января 2017 года в министерство на рассмотрение поступила 21 частная концессионная инициатива по развитию объектов жилищно-коммунального хозяйства областных поселений. Из них девять – в сфере водоснабжения и водоотведения, 12 – теплоснабжения. Отметим, что в 2016 году только НОКК заключила 13 концессионных соглашений на сумму инвестиций более 2 млрд рублей, а «Т Плюс» взяла в управление объекты теплоснабжения и горячего водоснабжения Кстова и Кстовского района.

Эксперты отмечают: для инвесторов ЖКХ привлекательно стабильными платежами потребителей. По словам председателя комитета нижегородского законодательного собрания по градостроительной деятельности, ЖКХ и ТЭК Олега Шавина, сейчас им интересно заключать соглашения не только в сфере коммунального хозяйства, но и уборки города и вывоза мусора. Существующие сегодня крупные инвесторы, по мнению главы комитета, с удовольствием зашли бы в регион на условиях концессии и привлекали бы достаточно серьезные средства. По данным Шавина, и. о. заместителя губернатора Александр Байер ведет переговоры, есть и концепция развития НОКК. Однако конкурсы на заключение концессионных соглашений в крупных городах вызывают больший интерес, чем в средних и малых, говорят эксперты, поэтому субъекты РФ вынуждены создавать хозяйственные общества с региональным капиталом, которые участвуют в конкурсах и заключают концессионные соглашения, подменяя частные инвестиции бюджетными. В Нижегородской области это НОКК: правительству принадлежит 51 % ее акций.

По оценке и.о. министра энергетики и ЖКХ Нижегородской области Андрея Черткова, развитие механизма концессии в сфере ЖКХ региона продолжается (исходя из направленных в адрес министерства проектов концессионных соглашений, в 2018 году предполагается подписать 15 из них), но хотелось бы более быстрых темпов. На этом сказался, в том числе, закон, согласно которому стороной концессионного соглашения становится и глава региона. Первое такое концессионное соглашение – с «Балахнинской коммунальной компанией».

По мнению генерального директора нижегородского ОАО «Теплоэнерго» (100 % акций принадлежат муниципалитету) Александра Котельникова, внедрение механизма концессии в области идет очень туго, потому что по нему есть «много неясностей». «В частности, город принимает котельную, ее нужно как-то пристраивать, мы бы хотели ее взять в концессию. Но регулятор, РСТ (региональная служба по тарифам. – Прим. ред.), тоже находится в непонимании: есть город – берите его в концессию и один тариф, в который закладывайте  концессию и все прочее. А когда мы берем не весь город, а кусочек – как это влияет на тарифы, как это учитывается?» – говорит Котельников.

К слову, заключать концессионное соглашение по всему городу областной центр и «Теплоэнерго» не торопятся. «У нас бессрочный договор аренды, его нужно преобразовывать в концессию. Чтобы его преобразовать, мне нужно вычистить все, что накопилось за долгие годы: множественные несоответствия наименований объектов, несоответствие фактическим параметрам. Сейчас мы этим занимаемся», – поясняет гендиректор предприятия.

Добавим, что план финансирования капитального и текущего ремонта объектов коммунального хозяйства в 2017 году оценен в 2,71 млрд рублей, по состоянию на 20 октября он был выполнен на 111,2 %, или 3,02 млрд рублей. Из этой суммы 1,89 млрд рублей пришлось на объекты теплового хозяйства, 0,74 млрд рублей – на водопроводное, 0,38 млрд рублей – на канализационное хозяйство.

Общее число технологических нарушений на объектах коммунального хозяйства Нижегородской области за последние три года находится в районе 6,2–6,3 тысячи в год. В 2017 году более 2,5 тыс. технологических нарушений пришлись на объекты холодного водоснабжения. Андрей Чертков отмечает, что если инвесторы не придут в водоснабжение и водоотведение, «нам придется думать, как развивать это направление». Именно в водоканалы сейчас надо больше вкладывать, подчеркивает руководитель министерства, но инвесторы идут туда не очень охотно. «Это очень длинный отбой денег. По теплу и горячей воде вы можете отбить (вложения) за 3–5 лет, по воде это около 10 лет, поэтому инвесторы сюда не очень идут. Поэтому мы просим концессионеров находить варианты, привлекать как областные, так и федеральные деньги. Но по воде, если в следующем году появится программа по Волге (программа оздоровления реки. – Прим. ред.), то она кардинально решит вопрос по Нижегородской области, потому что с очистными у нас большие проблемы», – говорит Чертков.

С ним соглашается директор направления «Городское хозяйство» фонда «Институт экономики города» Владилен Прокофьев, отмечая, что концессионеры с большим интересом приходят в сектор теплоснабжения и с меньшим участвуют в конкурсах на управление системами водоснабжения и водоотведения и в целом по России. «Это обосновано экономическими причинами, – указывает эксперт. – Высокий износ котельных определяет низкую эффективность производства тепловой энергии (низкий КПД, высокая стоимость тепловой энергии). Инвестиции в источники теплоснабжения имеют большой потенциал повышения эффективности – снижения затрат на производство тепловой энергии, что обеспечивает быструю окупаемость инвестиций. Очистные сооружения канализации отличаются обратным эффектом. Высокий износ означает, что системы разрушены, большая часть оборудования не работает, очистка не соответствует экологическим требованиям. Инвестиции в такие очистные сооружения не только не снижают эксплуатационные затраты, но достаточно часто приводят к удорожанию их эксплуатации. По существу инвестиции в очистные сооружения канализации – это инвестиции в экологию, которые нигде в мире не окупаются».

Со ссылкой на данные министерства строительства и ЖКХ России Владилен Прокофьев отмечает, что на начало 2017 года в стране было заключено 1477 концессионных соглашений на общую сумму 196,2 млрд рублей, и, по предварительным оценкам, на конец года их число достигнет двух тысяч. Но качество заключаемых соглашений, особенно в средних и малых муниципальных образованиях, по оценке эксперта, низкое. Основными барьерами заключения концессионных соглашений по-прежнему остаются финансовое положение предприятий (высокие долги перед кредиторами), высокий износ основных фондов, требующий значительных инвестиций, а также отсутствие финансирования, достаточного для возврата инвестиций, в которых нуждаются системы коммунальной инфраструктуры.

Депутаты по-разному оценивают эффективность механизма концессии в ЖКХ. «У нас (в Балахне. – Прим. ред.) была сразу построена новая котельная, 100 миллионов потрачены за 2,5 месяца. Плюс в том, что Балахнинский район сейчас в принципе не думает, где взять деньги, чтобы заплатить за газ, свет. Переход к концессии (необязательно с НОКК) – это, наверное, самое правильное для администрации любого района. Эту ношу с себя, я считаю, надо сваливать», – говорит депутат нижегородского заксобрания Александр Глушков.

А заместитель председателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Вадим Булавинов выражает негативное отношение к этому механизму: «Как правило, тот, кто берет в концессию, увеличивает тарифы, и в конечном итоге платят жители, потребители-юридические лица. Я не вижу необходимости, особенно для таких крупных компаний, как ресурсоснабжающие, заключать концессионные соглашения, тем более компаний, принадлежащих муниципалитетам. Если необходимо привлечение определенных средств для проведения больших ремонтов, то вполне возможно привлечь кредитные ресурсы, и это обойдется в конечном итоге намного дешевле, тем более концессионер редко вкладывает свои средства, хотя об этом объявляют при заключении соглашения, но берет объекты на десятилетия. В конечном итоге никто не будет вкладывать деньги, не получая максимально высокую прибыль».

Фото: pixabay.com.

Источник