Крыша Воланда и гнев царя: какие тайны хранят особняки Москвы


Москву можно назвать музеем под открытым небом: такое количество красивых зданий здесь построено. Некоторые из них — настоящие произведения архитектурного искусства. Вот самые эффектные особняки, которые стоит увидеть, прогуливаясь по городу.


Фото: Konstantin Kokoshkin/Globallookpress

Островки былой роскоши можно обнаружить не только в центре Москвы, но и за его пределами. Так, к примеру, роскошный дом заказал себе купец Носов в районе Соколиной Горы. Так что имеет смысл расширить географию прогулок.

Особняк Саввы Морозова (Спиридоновка, 17, с. 1)

Дом на Спиридоновке — знаковый проект Франца Шехтеля для знаменитого московского купца и мецената. Промышленник и поклонник искусства Савва Морозов дал архитектору полную финансовую и творческую свободу, поэтому автору удалось отразить все задумки. Дом напоминает средневековый замок как снаружи, так и внутри. При планировке помещений архитектор ушел от симметрии и придумал свою собственную логику расположения комнат. Для оформления интерьеров он пригласил к сотрудничеству малоизвестного тогда художника Михаила Врубеля. Романы Вальтера Скотта помогли молодому мастеру прочувствовать эпоху рыцарского средневековья при создании художественных панно. После завершения работ в 1898 году здание стало достопримечательностью Москвы. Из-за богатых интерьеров жители столицы называли его «палаццо» (итал. — дворец). После самоубийства Морозова жена купца продала дом Рябушинским. В советское время здание занимали общественные организации, а с 1938 года здесь проводятся приемы Министерства иностранных дел.


Фото: Wikimedia.org

Особняк Рябушинского (Малая Никитская, 6/2)

Дом на Малой Никитской — поздний проект Франца Шехтеля и один из главных образцов московского модерна. Архитектор, ставший к тому времени очень знаменитым, выполнял заказ предпринимателя Степана Рябушинского, который хотел построить для себя особняк, не уступающий по красоте дому Саввы Морозова на соседней улице. Дом получился очень изящным: с внешней стороны здание украшают мозаики и вензеля оконных рам древовидной формы и ажурные решетки на балконах. Проект Шехтеля кардинально отличается от его предыдущих работ: в нем нет элементов псевдорусского стиля и прослеживается влияние венского архитектора Ольбриха. В интерьерах архитектор использовал природные мотивы: лестница-волна, светильники в форме медуз и лепнина на потолках в виде морских кувшинок — все это подчеркивало оригинальную задумку Шехтеля. В здании есть скрытая комната — домовая церковь, которую не должны были заметить ни снаружи, ни внутри. Архитектор выполнил просьбу старообрядца Рябушинского и скрыл ее особой планировкой. Хозяин дома также открыл у себя мастерскую по реставрации икон. Самые ценные образцы передали в коллекцию Третьяковской галереи после эмиграции семейства банкира. Сегодня в здании открыт музей Максима Горького, который жил тут с 1931 по 1935 год.


Фото: Konstantin Kokoshkin/Globallookpress

Дом Черткова (Мясницкая, 7, с. 2)

Чертковы купили особняк в классическом стиле в 1831 году. Владельцы обустроили центральный корпус, а один из флигелей решили отдать под богатую библиотеку главы семейства Александра Черткова. Но он не успел дожить до открытия, его задумку исполнил сын. Чертковская библиотека была очень популярна среди москвичей, ее посещали Лев Толстой и Константин Циолковский. К началу XX века дом сменил нескольких владельцев и оброс новыми архитектурными деталями. Так, Франц Шехтель оформил вид центральной лестницы, который сохранился и сегодня. Последним хозяином дома был купец Густав Кеппен. На месте двухэтажного особняка он планировал построить доходный дом, но из-за Первой мировой войны и революции не осуществил этот план. Интерьеры дома на Мясницкой богато оформлены в разных стилях. Например, один из залов обит деревом и напоминает комнату готического замка. После реставрации на фронтоне центрального корпуса появился герб с девизом «Вера и честь». Так как его происхождение неизвестно, считается, что он выдуман реставраторами.


Фото: Wikimedia.org

Особняк Арсения Морозова (Воздвиженка, 16, с. 1)

До 1892 года на месте особняка потомка купеческой династии Арсения Морозова был конный цирк. Но после пожара его владелец не смог собрать денег на восстановление. Тогда эту землю купила Варвара Морозова, чтобы подарить младшему сыну. Проект «самого необычного дома в Москве» взялся реализовывать Виктор Мазырин, которого Арсений встретил в Европе. После длительного совместного путешествия по Франции, Италии, Испании и Португалии заказчик и исполнитель взяли за образец дворец Пена. Снаружи здание на Воздвиженке выглядит очень необычно из-за мелкой лепнины в форме ракушек. Дом в псевдомавританском стиле вызвал много нареканий у современников Морозова. В романе «Воскресение» даже есть неодобрительные слова сочувствия рабочим, вынужденным «…строить этот глупый ненужный дворец какому-то глупому и ненужному человеку…». Интерьеры особняка тоже поражали своей оригинальностью. Так, например, вестибюль дома стал охотничьим залом, где под потолком висели чучела животных — трофеи хозяина. В период революции дом заняли анархисты, потом здесь располагались посольства Японии, Индии и Великобритании. Сегодня особняк на Воздвиженке отдан под приемы правительства РФ.


Фото: Wikimedia.org

Дом Пашкова (Воздвиженка, 3/5, с. 1)

Особняк конца XVIII века был первым светским зданием, из окон которого открывался панорамный вид на исторический центр города. Расположение на Ваганьковском холме сильно выделяет его на фоне низкоэтажной застройки вокруг. Архитектора дома долго не могли определить, но в конце XX века нашлись документы, которые указали на автора проекта — Василия Баженова. Пашков заказал знаменитому мастеру дом в классическом стиле и разбил на склоне холма роскошный сад с искусственным бассейном, фонтаном. А летом здесь гуляли экзотические птицы. На это чудо ходили смотреть через ограду простые москвичи. До пожара 1812 года здание украшала статуя бога Марса, но после реставрации ее не восстановили. В 1861 году особняк отдали в пользование Румянцевскому музею для хранения библиотеки, которая позже стала Ленинской. В 30-е годы XX века ограду вокруг дома убрали и построили лестницу главного фасада здания, которая сохранилась до сих пор. Дом Пашкова упоминается в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»: отсюда Воланд улетел из Москвы.


Фото: Wikimedia.org

Замок барона Кнопа (Колпачный пер., 5, с. 2)

Продавец хлопка и фабрикант Иоганн Кнопп, приехавший в Российскую Империю в середине XIX века, получил баронский титул от Александра II. Немецкий предприниматель оснащал большинство ткацких фабрик страны паровыми машинами. Через несколько лет он стал совладельцем 100 мануфактур и обладателем колоссального состояния. Так как Кнопы были лютеранами, они поселились в Москве рядом с кирхой Петра и Павла на Китай-городе. Особняк в Колпачном переулке для семейства построил немец Карл Трейман в духе романтического английского замка. Один из углов здания украшает зубчатая башня, а фасад — щиты баронских гербов. Интерьеры комнат при хозяевах украсили старинными гобеленами и коллекцией холодного оружия. В 1990-е дом приобрела и отреставрировала компания «ЮКОС». Сейчас часть интерьеров восстановлена, а в здание можно попасть с экскурсией.


Фото: Wikimedia.org

Дом Игумнова (Большая Якиманка, 43, с. 1)

Проект дома в псевдорусском стиле в Замоскворечье заказал для себя ярославский купец Николай Игумнов у земляка — архитектора Николая Поздеева. Игумнов выбрал для жилья не самый престижный в то время район Замоскворечья, но здание по задумке должно было поражать воображение горожан. На строительные материалы для дома-терема хозяин не скупился: кирпич везли из Голландии, изразцы по эскизам художника Масленникова и кафель заказывали на заводе Кузнецова. Постройку московская публика восприняла прохладно, так что расстроенный проектом купец отказался оплачивать сумму сверх внесенного задатка. Для архитектора это стало сильным ударом, и он покончил с собой. После этого Игумнов долго не хотел заселяться в московский дом, а переезд в Москву закончился для купца печально. Чтобы поразить гостей во время бала, он приказал засыпать пол золотыми червонцами с изображением царя. Реакция Николая II на такую дерзость последовала незамедлительно: Игумнова выслали из столицы без права возвращения. Какое-то время дом пустовал, а после революции здесь работал Институт мозга. С 1938 года особняк занимает посольство Франции.


Фото: Wikimedia.org

Дом Носова (Электрозаводская, 12, с. 1)

Дом по проекту Льва Кекушева заказал для себя купец Василий Носов неподалеку от собственных фабрик (сейчас — район метро «Электрозаводская»). Здание построили в духе американских коттеджей начала XX века, но с характерными для московского модерна деталями. В отделке фасада использовали много дерева, так что дом больше напоминает загородный, чем городской. Носов заказал не только внешне красивый проект, но и технически оснащенный дом: с горячей водой в ванной и отоплением. По старообрядческой традиции семьи жилое пространство разделили на две половины: на первом этаже были комнаты главы семейства и прислуги, на втором жила одна из его дочерей. После Октябрьской революции Носовых выселили, а особняк национализировали. В советские времена в здании работали государственные организации и детский сад. Многие детали декора за это время уничтожили, открытую веранду застеклили, поэтому в начале 2000-х была проведена большая работа по восстановлению первоначального вида здания. Сейчас здесь работает филиал Российской государственной библиотеки для молодежи.


Фото: Wikimedia.org

 

Источник