Изобретатель с YouTube Дахир Семенов — как будут строить жилье в XXI веке


Быстровозводимые городки под ключ, панельные монолитные дома и дома-конструкторы — что предлагает строить Дахир Семенов


Фото: Dahir Insaat

Российский инженер-изобретатель Дахир Семенов 12 лет живет и работает в Турции. В 2006 году он основал конструкторскую компанию Dahir Insaat, которая занимается разработкой инновационного жилья и транспорта. Все проекты Семенов описывает в роликах, которые размещает на своем YouTube-канале, — сейчас у него свыше 364 тыс. подписчиков, при этом некоторые видео набирают по 20-30 млн просмотров.

В интервью «РБК-Недвижимости» Семенов рассказал, почему уехал из России, как ищет инвесторов и за какими технологиями будущее.

— Вы ведь начинали как транспортный инженер, один из самых известных ваших проектов — гирокары и гиропоезда, которые способны передвигаться на высоте нескольких метров над землей. Как и почему вы переключились на жилье?

— Я всегда занимался разными проектами, просто в какой-то момент жилье показалось особенно важной темой — она, в общем-то, и сейчас такой остается, по крайней мере, в России. Двенадцать лет назад мы разработали проект небольших быстровозводимых городков под ключ. Они представляли собой малые панели, которые можно быстро производить на конвейере и довольно быстро монтировать, получая готовые дома. Технология удобная, быстрая, гибкая: в любом месте за считанные недели можно развернуть производство и начинать строить. Помимо дешевизны и скорости возведения, технология дает огромное разнообразие фасадных решений, практически бесконечное количество. Мы сделали 5 тыс. разных проектов, а затем предложили их Владимиру Путину.

Последовательность сборки этажа дома с уменьшенным количеством ригелей

(Фото: Dahir Insaat)

— Получили словесную поддержку?

— Нет, нас не поддержал ни Кремль, ни Минстрой, ни региональные власти. К сожалению, Россия так устроена, что достучаться до власти невозможно — нужны личные связи наверху. А если их нет, ничего не получится.

— Вы поэтому уехали из России?

— Да, шансов что-то реализовать здесь нет. Между тем, готов на жесткий спор с любым строителем, академиком или бизнесменом миллиардером и доказать, что наша технология на сегодня лучшая в мире по всем показателям, буквально по всем. Эта технология была шансом для России вырваться из разрухи и вечной нехватки жилья, но я не смог достучаться ни для кого, писали во все инстанции. Кроме того, устал от бесконечных судов.

Проект дома по проекту «Панельный монолит»

(Фото: Dahir Insaat)

— С кем?

— Да со всеми. С мэрией, с таможней, с пожарными, с налоговой инспекцией. Например, в начале нулевых мы купили немецкую газорезательную машину Messer, которая имела небольшую плазменную приставку. Ее квалифицировали как плазменную установку, вследствие чего таможенный сбор вырос в несколько раз, плюс нам вменили штраф. Я подал в суд, выиграл. Но делать здесь мне ничего не дали.

— Вы же начали строительство в одном из регионов. Во всяком случае, какое-то время назад объявляли о таких планах.

— Я купил 16 га земли в Черкесске, хотел своими силами построить небольшой городок, но местные власти легли костьми, чтобы этого не допустить. Так этот участок и пустует. Удалось построить всего десять домов, и они хорошо продаются.

Проект дома по проекту «Панельный монолит»

(Фото: Dahir Insaat)

— За границей предлагали этот проект?

— Мы готовили ее специально для России: толщина стен достигала 60 см, потому что дома планировалось возводить по всей стране, включая северные регионы. Сейчас мы меняем технологию, приспосабливаем для других стран: будем делать тонкие стены.

— Какие-то другие свои разработки предлагали российским властям?

— Да, например, дорожную машину для скоростного ремонта дорог.

— Реакция та же?

— Да — никакой. Так что России мы больше ничего предлагать не будем. Сколько можно?

Панельные блоки для сборки домов

(Фото: Dahir Insaat)

— Частные инвесторы проявляют интерес?

— Инвесторов на такие проекты нет: они хотят уже проверенное дело, где можно реально зарабатывать. В этом смысле больше надежд на правительства. Например, транспортом второго уровня долго интересовался Катар, но конкретных предложений пока нет. Дорожной машиной интересуется Индия, но денег тоже не выделяет.

— Несколько лет вы представили инновационную кровать, которая в случае землетрясения превращается в саркофаг. Казалось бы, полезная разработка для той же Турции или Японии.

— Я тоже так думаю, но продать ее так и не удалось.

— Что в таком случае позволяет поддерживать бизнес, получать доход?

— Я бывший директор завода «Красная Пресня», двенадцать лет назад продал свои акции и уехал из России. На эти деньги до сих пор живу.

Проект дома для Германии

(Фото: Dahir Insaat)

— Какие разработки сейчас в работе?

— Мы сейчас работаем над огромной фрезерной машиной, которая будет фрезеровать газобетонные блоки. Благодаря этой технологии процесс ускорится в разы, можно будет создавать заводы, которые будут производить по 3-5 тыс. кубических метров за рабочую смену. В мире таких блоков производят на $40 млрд ежегодно.

Кроме того, мы придумали поставлять дома в контейнере и собирать на участке. Кран разгружает контейнер и тут же начинает монтировать дом. Получается дешево и качественно. По такой технологии можно построить дома разных параметров: самые маленькие — размером 5х5 м, самые большие — двухэтажные, размером 12х16. На крупном заводе такие конструкции можно производить серийно, тысячами панелей. При этом транспортные расходы почти не влияют на конечную стоимость дома. Например, контейнер из Турции в США или в Россию стоит около $2,5 тыс. Единственный способ решения жилищной проблемы сегодня — снижение стоимости жилья.

Проект высотного жилого и офисного комплекса

(Фото: Dahir Insaat)

— За счет чего?

— За счет фабричного автоматизированного производства. У нас есть небольшая фабрика, где мы производим, в частности, малые универсальные стеновые панели. Квадратный метр таких панелей стоит $200 без чистовой отделки. Сегодня нужно думать, как снижать эту цену дальше. 

Источник