«Это как отдать овцу волку в пасть». Кадровые просчеты в правительстве влияют на исторический облик Челябинска?


Общественники и краеведы Челябинска начали суд со структурой первого вице-губернатора Сергея Шаля – Госкомитетом охраны объектов культурного наследия. Поводом стала ситуация с немецким кварталом в Металлургическом районе, который вдруг оказался за рамками списка охраняемых объектов. Эксперты отмечают, что в последнее время исключение исторических зданий из этого перечня стало общероссийской тенденцией: таким методом власти экономят средства на их ремонт. Как выяснилось, направляя экспертам задания, чиновники даже не скрывают своих намерений. Меж тем Челябинск с каждым годом теряет исторические объекты, а вместе с ними – и свой уникальный облик. Почему неэффективно ответственное ведомство и в чем важность сохранения исторических зданий – в материале «ФедералПресс».

На прошлой неделе в Челябинске стало известно, что инициативная краеведческая группа «Архистраж» готовит документы для регистрации как общественная организация и идет в суд против Госкомитета охраны объектов культурного наследия. Первое заседание пройдет уже в мае. Одновременно в городе открылась выставка «Утраченный Челябинск», на которой эксперты собрали лишь малую долю того, что потерял областной центр в период с 70-х годов по сегодняшний день.

В областном центре чуть ли не еженедельно появляются скандальные сведения, связанные с юрисдикцией Госкомитета ОКН. Так, на прошлой неделе челябинский урбанист Лев Владов обратил внимание на заготовку под летнее кафе перед зданием бывшего часового завода по улице Коммуны – выявленным объектом культурного наследия. Ранее собственники столетнего дома-усадьбы купца Белоусова на Российской, 154, забили тревогу: из-за строительных работ, ведущихся чуть ли не вплотную к зданию, на фасаде появились трещины.

В марте целый квартал домов на улице Социалистической в Металлургическом районе, несмотря на протесты многих экспертов, был исключен из списка охраняемых государством объектов. А в феврале было принято заключение госэкспертизы по заповедному месту «Золотая гора», где находится братская могила жертв сталинских репрессий и где в округе, по мнению краеведов, могут находиться другие могилы. Конфликт в том, что экспертиза основывалась на халтурных, как считают историки, результатах исследований, из-за чего обширная территория, где могут быть могилы, осталась за границами свободной от застройки зоны.

53f6ef928860c00775eaa29643f8ae64.jpg

Территория вокруг «Золотой горы» в скором времени может быть застроена без оглядки на историю. Фото: Евгения Парникова

Часть общественников и экспертов критикует работу Госкомитета ОКН, а точнее – его бездействие. Владельцы здания на Российской даже заподозрили в сговоре руководство этого ведомства с застройщиками. Существует и более дипломатичное мнение, что подконтрольная правительству структура вынуждена принимать такие решения.

Оптимизировать расходы

По словам кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника ЮУрГУ Гаяза Самигулова, Госкомитет находится в достаточно трудных условиях и вынужден балансировать между интересами Челябинска, который пока еще имеет свой уникальный исторический облик, и запросом руководящих чиновников. «И это тенденция не только Челябинска», – подчеркнул эксперт.

По словам Самигулова, который является аттестованным специалистом в области проведения историко-культурной экспертизы, он неоднократно получал официальные письма из различных регионов страны, в которых госструктуры открыто предлагали провести экспертную работу для – внимание! – «выведения объектов культурного наследия из реестра». К письму традиционно прилагается перечень тех самых объектов, судьбу которых чиновники так категорично пытаются решить.

«Эта формулировка, мягко сказать, не верна, потому что экспертиза проводится с целью положительного или отрицательного заключения по объекту, а не для того, чтобы сразу его «выводить». И тем более нонсенс, когда вместе с заказом к письму прилагается список. Я на такие предложения либо не реагирую, либо сразу пишу отказ», – комментирует Самигулов.

Как выяснил «ФедералПресс», такая технология применяется, прежде всего, в случае с многоквартирными домами, которые являются объектами культурного наследия. Эксперты считают, что власти таким образом пытаются оптимизировать расходы, ведь капремонт значительно дешевле и проще реставрации, а в случае со зданиями-памятниками возможны только дорогостоящие реставрационные работы.

По мнению Самигулова, рачительность властей в этом случае не имеет оправданий. «На мой взгляд, это совершенно неверный подход, – объясняет эксперт. – Если здание является объектом культурного наследия, по закону при реставрации должен быть сохранен его внешний вид. А если не является, с большой вероятностью при ремонте будут убраны все «лишние» детали, которые сложны в исполнении: лепнина, фигурные карнизы, любые вычурные формы. Так мы рискуем вообще лишиться какого бы то ни своеобразного облика Челябинска. Ведь часть нашей истории воплощена в этих зданиях».

6f0323aed38defeb265e2a00faf3fb8d.jpg

Многоквартирные жилые дома немецкого квартала помогут властям сэкономить: теперь их можно не реставрировать. Фото: Юрий Латышев

Хорошей иллюстрацией последствий такой экономии является жилой дом на проспекте Ленина, 61, тот самый, где несколько лет назад обрушился балкон. Здание было выведено из списка охраняемых объектов для проведения ремонта. Уже известно, что балкон восстанавливать не будут, а сделают его имитацию, что было бы невозможно, не будь многострадальный дом с богатой историей исключен из перечня.

С мнением коллеги солидарен и известный челябинских краевед, куратор группы «Архистраж» Юрий Латышев. «В основном из перечня пытаются исключить многоквартирные дома. Я понимаю, почему это делается. Потому что когда они являются объектами культурного наследия, это гораздо сложнее для чиновников при проведении ремонта. Но нужно ведь как-то решать такие вопросы. В других регионах есть определенные программы, которые предусматривают субсидии из региональных бюджетов», – возмущается эксперт.

Интересно, что в Госкомитете охраны ОКН открыто признают эту проблему. «У нас очень много споров по многоквартирным домам», – подтвердил «ФедералПресс» председатель ведомства Александр Баландин.

«При чем тут Шаль?!»

По словам Юрия Латышева, главная проблема слабой эффективности Госкомитета кроется в его подчинении Шалю, который курирует в области сферу строительства. «Это как отдать овцу волку в пасть, – сравнивает эксперт. – Все его постановления были направлены на то, что памятники истории и культуры мешают развитию города и области. И потому приоритет всегда оставался у строителей, а не у охраны памятников. Поэтому продолжались сносы. Особенно в связи с подготовкой к саммитам ШОС и БРИКС, когда пошли централизованные заявки на исключение зданий из списка объектов культурного наследия. Последний случай – когда в ноябре прошлого года некая пензенская компания написала 13 отрицательных экспертиз».

По мнению Латышева, Госкомитет должен подчиняться чиновнику, который курирует культуру, как это было, когда охраной объектов культурного наследия занимался минкульт региона. «При чем тут Шаль?! Я вообще не понимаю. Строители без конца «бодаются» с теми, кто охраняет памятники. Архитекторы – то же самое: очень мало специалистов, которые стараются учитывать интересы сохранения памятников истории и культуры. Они лучше снесут, чем будут восстанавливать и приспосабливать. И это беда не только Челябинска, но и других регионов: отношение к памятникам истории и культуры везде одинаково», – комментирует краевед.

626749d7baf6dbee6181e0a33f2a1b57.jpg

Сергей Шаль с 2017 года курирует в области сферу охраны объектов культурного наследия, а вместе с ней — и всю строительную отрасль: оксюморон. Фото: cheladmin.ru

Однако, по словам Самигулова, отзывы приезжих людей о Челябинске пока еще не самые негативные. Но их впечатляет, прежде всего, то, что у нас исторически широкие улицы. Хорошо воспринимаются гостями проспект Ленина, пешеходная Кировка. Вопрос в том, насколько долго все это может сохраниться при таком подходе?

«У нас власть не воспринимает краеведение. А именно краеведение – это та часть на смычке общественной инициативы и науки, которая дает очень большой объем информации об истории родного края. Но чтобы это обрело какое-то значение и стало восприниматься, это надо публиковать. Тут-то и нужна поддержка со стороны власти. Должны быть книги по истории, истории архитектуры, публикации краеведческого характера. Ведь у нас нет представления, чем мы богаты. И это очень страшно, потому что если люди не понимают, какое богатство у них есть вокруг, они не реагируют, когда это богатство утрачивается», – говорит Самигулов.

«Бумажная работа» Госкомитета

Сейчас в регионе значатся 3126 охраняемых объектов. В ответственном за них ведомстве при этом числится всего 11 человек, которые буквально «завалены бумажной работой», как говорит председатель Госкомитета Александр Баландин. «У нас есть выдающиеся объекты культурного наследия, но мы постоянно дергаемся на такие вещи, которые отнимают очень много времени. Акты нужно готовить в любом случае, есть нарушение или нет», – говорит Баландин.

Помимо дефицита кадров и времени, руководитель Госкомитета видит проблему в нехватке средств, необходимых для охраны памятников. «Есть более благополучные регионы: например, Тюмень, где есть программа, по которой выделяют более миллиарда рублей, в том числе на реставрацию объектов. У нас же выделяется 18 млн в год, и мы делаем не реставрацию, а документацию по градостроительному планированию и зонированию. Это нужно для сохранения каждого объекта и его исторической среды, формирования охранной зоны памятника», – рассказывает Александр Баландин.

Кроме того, сотрудники Госкомитета постоянно судятся с недобросовестными собственниками зданий-памятников или компаниями, из-за которых пострадал или рискует пострадать охраняемый объект культурного наследия. Только через суд также можно взять на баланс бесхозный объект, чтобы поставить его под охрану – эта работа тоже постоянно ведется в области.

На вопросы по поводу критики в адрес Госкомитета Александр Баландин сообщил «ФедералПресс» о том, что надо разбираться отдельно по каждому объекту. Так, про здание на Коммуны, где появилась угроза размещения летнего кафе, председатель сказал, что пока это выявленный объект культурного наследия и его нет в реестре. При этом Баландин отметил, что «этот объект весьма спорный» и что у него «нет архитектурных достоинств», с чем могут поспорить многие эксперты и неравнодушные горожане.

По дому-усадьбе купца Белоусова на Российской Баландин заверил, что сотрудники Госкомитета выезжают туда каждый день и мониторят, в каком состоянии находятся гипсовые маячки на фасаде здания. «Там действительно есть проблема с застройщиком (ООО Специализированный застройщик «10-й дом». – Прим. ред.), сейчас в суде разбираемся с ними», – рассказал он.

91fab17e3f31f672dec4d480d6ec800a.jpg

Несущая стена дома-усадьбы купца Белоусова после того, как соседский застройщик вырыл почти вплотную котлован. Фото: ООО «Энерготехника»

При этом Баландин выразил озабоченность тем, что краеведы и журналисты обращают внимание только на такие конфликтные ситуации. Он также заявил, что краеведы – это «люди, которые зачастую не имеют образования, недостаточно компетентны в этом вопросе и, к сожалению, даже не готовы идти на общение с аттестованными экспертами министерства культуры».

В свою очередь, краевед Юрий Латышев после случая с немецким кварталом даже отказывается здороваться с Баландиным. «Я не знаю, чем он мотивировал такое решение. Это просто подлость. Думаю, это страх за собственное место и желание неукоснительно выполнять указания вышестоящего руководства. А так не должно быть. Для председателя регионального органа по охране памятников превыше всего должен быть федеральный закон, а не местечковые интересы Шаля и Дубровского», – негодует Латышев.

К моменту публикации этой статьи собственники здания на Российской, 154, выложили видео, в котором зампредседателя Госкомитета Сергей Бердов отказывается проводить осмотр здания и после непродолжительной перепалки уезжает с территории, где оно находится. Перед этой стычкой Бердов, как свидетельствуют собственники, встречался с юристом застройщика.

«Мы не знаем, выезжают ли специалисты Госкомитета каждый день с проверкой, так как они почему-то делают это без нас. На наши просьбы присутствовать отвечают отказом», – комментирует директор компании – собственника здания, ООО «Энерготехника», Яков Каретный.

По словам Каретного, установленные на здании маячки уже дали трещины, которые застройщик замазывает, а представители Госкомитета «делают вид, что все в порядке». «По мнению экспертов-строителей, грунт движется и здание сползает в яму вместе с наспех сооруженной подпорной стеной. Живем как в Пизанской башне: на всякий случай приготовили ценные вещи и документы, открыли все двери, чтобы успеть выбежать», – говорит Каретный.

Как и «Архистраж», «Энерготехника» также собирается оспаривать в суде бездействие Госкомитета охраны ОКН.

Напомним, ранее компания обращалась к Текслеру с просьбой спасти старинное здание. Но это обращение было переадресовано Шалю, а затем – Баландину.

ccbdbb9f7a8c59272e75cd700f215c07.jpg

Обращение к Текслеру было переадресовано Шалю, а затем — Баландину. Круг замкнулся. Фото: ООО «Энерготехника»

Источник